вторник, 27 марта 2018 г.

До свиданья друг мой



 "До свиданья друг мой", 2017. Выставка "Прибытие поезда". Фонд Екатерина. C 22 Марта 2018


Первая строчка последнего стихотворения  Сергея Есенина освещает красным наши лица, на полу – чемодан, наполненный звездами, это наш последний багаж.
Мы живем на земле, думая, что здесь надолго, а это всего лишь остановка, полустанок, где мы ожидаем прибытия поезда, что следует в вечность через длинный туннель, за которым нас встретят те, с кем пришлось проститься в этой жизни. Уже куплена плацкарта, скоро поезд, но как не хочется покидать многолюдный теплый шумный вокзал.

«До свиданья друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди»



вторник, 19 декабря 2017 г.

Умань






Леонид Тишков (Россия)

Умань, 2016

Инсталляция, смешанная техника



Зигмунд Фрейд, как известно, ввел в психоанализ понятие «вытеснение», то есть склонность сознания забывать травмирующее событие, чего, однако, в полной мере осуществить не удается. Вытесненное возвращается в превращенной форме – в виде одолевающих нас кошмаров и образов жуткого. Отсюда горе, чтобы изжить себя, должно проделать работу, первая фаза которой – проработка – предполагает принятие памяти и признание, что травмирующее событие имело место. В последний период теория психоанализа дополнилась новым открытием. Выяснилось, что травма, особенно травма неизжитая, может передаваться потомкам, которые переживают ее как свою собственную. Исследователь Марианна Хирш называет этот феномен постпамятью. Подтверждением подобных идей являются многие работы Леонида Тишкова, в которых он обращается к истории своей семьи и рода, биографическим коллизиям родителей. В самом начале войны, в августе 1941 года, отец художника Александр Иванович Тишков оказался в Уманском котле, где были окружены 6-я, 12-я и 26-я армии Южного и Юго-Западного фронтов. Попав в плен, он надолго оказался в лагере под Уманью, позднее был перемещен в лагерь «Шталаг 326» в округе Штукенброк, где 4 апреля 1945 года был освобожден американскими войсками. Домой на Урал он вернулся в декабре 1945 года из спецлагеря НКВД «Борисенко» во Франкфурт-на-Одере, где проходил фильтрацию. О пережитом в военные годы он никогда не рассказывал, возможно, потому, что дал в НКВД подписку о неразглашении, а возможно, и потому, что вытеснил эти события из своей памяти. Задачей восстановить эти события, совершить проработку стал одержим его сын. Леониду Тишкову в интернете удалось найти справку НКВД о допросе отца, что пролило свет на обстоятельства его попадания в плен. Собирал он и немногочисленные, но страшные свидетельства, оставленные выжившими в Уманском котле. Наконец попалась ему и фотография, сделанная немецким фотографом, бесстрастно подписанная: «Негатив № 1. 13/22. Умань, Украина, страна – Россия. Дата съемки 14 августа 1941 г. 50 тысяч русских собрано в лагере военнослужащих в Умани». Пристально разглядывал Тишков это фото, всматриваясь в бесчисленные лица с тем, чтобы найти среди них отца. Не найдя его, рукотворно перенес увеличенную фотографию на бумагу. Хранит он в архиве и сделанную незадолго до начала войны фотографию отца в военной форме, от которой осталась лишь маленькая черная пуговица, обнаруженная среди многих пуговиц, собранных его матерью за всю жизнь. Эта пуговица стала для него фетишем памяти, он отливает ее в бронзе, превратив в монумент. Отождествив себя с судьбой отца, он одновременно увидел в ней судьбу сотен тысяч и миллионов, судьбу поколения, вызывая в памяти одно из лучших военных произведений советской прозы – «Судьбу человека» Михаила Шолохова. Так, художнику пришла в голову ассоциация, что написание Умани на латинице близко слову Human, в большинстве европейских языков означающее человеческое и человек. 


Виктор Мизиано


Из брошюры ВРЕМЯ И СМЫСЛЫ. Травма, память, забвение, знание.  УДЕЛ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ  СЕССИЯ III

Выставка  «Дом с привидениями» 1 декабря 2017 – 28 января 2018


вторник, 10 октября 2017 г.

Ветхие флаги моей светлой родины




Ветхие флаги моей светлой родины

Меня интересует ткань, но не та ткань, которая продается отрезами в магазинах, новая, пахнущая чистыми нитями, недавно скрученная станком и пропитанная свежей краской. Меня интересует ношеная ткань, прожившая долгую жизнь рядом с человеком. Для наших холодных мест, когда еще в мае не сходит снег, а в октябре уже пора надевать телогрейки, одежда значит многое. Одежду чинили, передавали по наследству, собирали весь гардероб усопшего и раздавали родственникам. А совсем ветхую рвали-резали на ленты, чтобы сплести коврики или отнести бабке на тканье дорожек.  Из этой ветшалой ткани, из лоскутов разорванной, ношеной много лет одежды вяжутся крючком круглые коврики, которые раскидывались по деревянному полу крытого двора наряду с «дорожками». Более новые, яркие раскладывались в внутри дома, у входной двери, на стульях, на диване, в подножьях кресла и у кровати, чтобы ступать на них босыми ногами. Деревянные доски, крашеные «суриком», коричневой масляной краской были прохладны, а зимой холодны до дрожи. Без таких ковриков можно было совсем застудить ноги, так было холодно в наших домах. Темным зимним утром меня школьника будила мать. Я старался одеться прямо под одеялом, а уж потом вставал и шел умываться. Коврики, как пестрые теплые островки под ногами, не давали замерзнуть ногам. Круглый коврик хранит память о многих людях, носивших ту одежду, которую разорвали по ненадобности, если износили ее до дыр или умер владелец этой вещи. Такой коврик хранит эту память, как лазерный диск, источает свет лиц ушедших людей. Теперь он лежит у входа в комнату, встречая пришедших. Круглым ярким теплым солнцем приветствует входящего, такой коврик – главный символ славян - солярный знак. Потому что входит пришедший в горницу, комнату, вознесенную над землей, самую светлую в доме.  В ней живет солнце, там яркие окна, пронизанные лучами полуденного светила. Поэтому она и зовется – светёлка, светлица. Это помещение обычно располагалось на верхнем этаже дома, там молодые девушки занимались прядением и вязанием, вышивали и кроили одежду, рисовали, пели песни, ворожили. Окна здесь на всех четырех стенах с резными наличниками, свет здесь хозяин. Мы уходим – свет остается.


Леонид Тишков.
Флаг моей родины. 2017

Тканая «дорожка» из семьи художника, Свердловская обл. , ткань, дерево, металл. 
12 Красноярская музейная биеннале, Площадь Мира.

Леонид Тишков.
Светёлка. 2017

Инсталляция: неон, окна из деревни Николаевка, Красноярский край, акриловое стекло, светодиоды. Фото В.Дмитриенко


12 Красноярская музейная биеннале, Площадь Мира.


понедельник, 24 июля 2017 г.

Луна на плоту


Луна на плоту. 2017. Инсталляция на фестивале Арт-Овраг 2017 в городе Выкса, Нижегородская область

пятница, 26 мая 2017 г.

суббота, 13 мая 2017 г.